БЕЗОПАСНОСТЬ КЛИЕНТА ПРИ ОБРАЩЕНИИ К ПСИХОЛОГУ

Данная статья — это краткое изложение моих ответов на вопросы практического психолога Татьяны Шкурапет, которые были заданы ею во время телевизионной передачи «Рекомендации психолога». Текст переведен с украинского языка на русский и частично отредактирован.

Татьяна Шкурапет: Хочу у Вас спросить, как у практика с довольно большим опытом, всем ли людям нужна психологическая помощь?

Павел Стегний: Я позволю себе ответить вопросом на вопрос: а всем ли людям нужна медицинская помощь? Да, да, я думаю, что аналогия между медициной и практической психологией здесь вполне уместна. Ведь практически все люди болеют, правда? Конечно, тот, у кого организм имеет мощную иммунную систему, с помощью элементарных медицинских знаний успешно сам справится с лёгкими болезнями. Но при сложных болезнях для самолечения нужно будет найти время, для того чтобы получить основательные медицинские знания. Не проще ли будет, все-таки, обратиться к специалисту? А ещё есть болезни, самолечением которых заниматься не возможно. Например, самому себе вырезать аппендицит. И даже самый опытный врач тогда обращается к другому врачу.

Так вот, я убежден, что практически все люди имеют проблемы в психологической сфере. С частью из них можно и нужно справляться самостоятельно. Однако для успешного решения более сложных проблем необходима профессиональная помощь. И не только обычным людям. Так же, как и врачи, психологи в сложных случаях обращаются за психологической помощью к другим психологам. Поэтому отвечаю: да, практически всем людям нужна психологическая помощь.

Татьяна Шкурапет: Я знаю людей, которые имеют серьезные психологические проблемы, но не обращаются за психологической помощью, потому что боятся, что им станет еще хуже. Оправданы их опасения?

Павел Стегний: На самом деле, они частично оправданы. Дело в том, что психологическая помощь в большинстве случаев начинается с общения клиента с психологом. И довольно часто, когда клиент начинает рассказывать о своих проблемах, то у него возникают негативные эмоции. Возможно спонтанное возвращение в состояние, которое возникает в стрессовых ситуациях, активизируется боль из психологических травм. Поэтому действительно, психологическая помощь сопровождается определенными негативными переживаниями, которых вполне оправданно опасаются такие люди.

Но все-таки обращаться за помощью нужно. Во-первых, психолог всегда стремится свести к минимуму спонтанные негативные переживания. Во-вторых, психологическая боль и жизненный дискомфорт от проблемы до успешного завершения терапии будет сопровождать такого человека в его повседневной жизни. То есть, страданий все равно не избежать. Поэтому, по моему мнению, все-таки лучше обратиться к психологу, выдержать соответствующий дискомфорт, чтобы избавиться навсегда как от самой проблемы, так и от ее последствий.

Татьяна Шкурапет: Может психолог навредить человеку, сделать его состояние еще более тяжелым?

Павел Стегний: Скажу так: не должен. Ибо главный принцип — не навредить. Однако, состояние клиента действительно может ухудшиться. Думаю, что причины этого лежат, прежде всего, в неправильном соотношении двух величин:

    сложности психологической проблемы;профессионализма психолога.

Естественно, что чем сложнее проблема, тем большего профессионализма она требует для своего решения.

И все-таки, в большинстве случаев состояние клиента не должно ухудшатся. По моему мнению, это происходит потому, что большинство клиентов выбирает психолога, уровень профессионализма которого более или менее точно соответствует уровню проблемы.

Но, конечно, основную ответственность несёт специалист в области психологической помощи. Прежде всего, он должен четко осознавать уровень своей компетенции, понимать, что не всегда может помочь, что может быть данному клиенту будет нужна помощь специалиста другого профиля. Или другого уровня. Так, если, например, человеку прежде нужна помощь психиатра, то психолог должен корректно объяснить клиенту это. К сожалению, некоторые психологи этого не делают.

Татьяна Шкурапет: Как Вы относитесь к возможности того, что в Украине будет введено лицензирование деятельности психологов и психотерапевтов? Повысит ли это безопасность клиентов, которые будут обращаться к специалистам?

Павел Стегний: Это вопрос, на который трудно дать однозначный ответ. Во-первых, такое лицензирование уже существует. Оно происходит при защите диплома психолога или врача-психотерапевта. В таком случае какое-то дополнительное лицензирование, по моему мнению, излишне. Другой вопрос, что, возможно, психологам тоже нужно проходить что-то подобное интернатуре, частью которой будет курс личной психотерапии.

Во-вторых, Украина – это, увы, одна из самых коррумпированных стран мира. Если ввести лицензирование до преодоления коррупции в стране, то я уверен, что такая лицензия  не станет гарантией предоставления качественных и безопасных услуг. Её просто можно будет купить. И дело будет только в цене. Поэтому в итоге, лично я за лицензирование, но в только тогда, когда коррупция в Украине будет окончательно преодолена.

Татьяна Шкурапет: Я знаю, что Вы можете направлять своего клиента к другому специалисту. Как часто у Вас бывают такие случаи? И как корректно и безопасно донести человеку, чтобы дополнительно конечно не травмировать ее, что она нуждается в помощи другого специалиста?

Здесь нужно разграничить два вида случаев. Это направление к психологу другого профиля и совет обратиться к психиатру. Я, действительно, направляю клиентов к другому психологу, который лучше меня работает с определенными видами проблем. Обычно, я хорошо знаю этих психологов и уверен в их профессионализме. Кстати, они делают так же. Кроме того, я могу советовать клиенту обратиться к разного рода врачам, например, к эндокринологу, если есть нужно проверить состояние щитовидной железы.

Клиенты, которым, по моему мнению, нужно прежде всего обратиться к психиатру, встречаются довольно редко. На самом деле, людей с серьезными психическими расстройствами среди моих клиентов было мало, всего несколько человек. При этом часть из них уже обращалась к психиатру. Если я видел, что расстройства клиента выходят за пределы моей компетенции, я проводил короткую консультацию, продолжительностью до получаса, во время которой пытался объяснить клиенту, что те симптомы, которые у него есть, невозможно преодолеть без лекарственных препаратов. А их выписывать может или врач‑психотерапевт, или психиатр. Кроме того, я особо подчёркивал, что обращение к этим специалистам вовсе не означает, что у них есть психическое расстройство, но исключить такой вариант необходимо. Раннее обнаружение и своевременное лечение увеличивает шансы на излечение (ремиссию). Во всех случаях клиенты относились к этому спокойно.

Татьяна Шкурапет: Есть какие-то рекомендации, на что обратить внимание клиенту при выборе психолога, к которому она хочет обратиться? На что стоит обращать внимание в первую очередь?

Павел Стегний: Первое и элементарное — наличие соответствующего образования.  Сейчас часто обращаются к гадалкам, нумерологам, экстрасенсам и тому подобное. Конечно, их тоже можно в определенном смысле считать психологами, но нужно понимать, что обращение к ним — это риск. Второе, — выяснить специализацию психолога, возможно, что этот психолог не занимается соответствующими проблемами. При этом будьте осторожны, если встречаетесь с утверждением, что данный психолог помогает во всех случаях, т.е. является этаким психологом-универсалом, а его терапия — панацея. В таком случае лучше проявить осторожность. Третье, — положительные отзывы от других клиентов, желательно тех, которых человек знает лично. А, наконец, самое главное – собственное здравомыслие и критическое мышление.

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий


− шесть = 2