ЦАРЕВИЧ. Сказка о родовом проклятии

5112148

 

Маленький солнечный народ жил в небольшой долине между величественных гор, вершины которых, казалось, касались самого неба. Там, за этими снежными пиками, за почти непроходимыми перевалами была совсем иная жизнь, совсем иной мир.

На огромном острове-материке множество народов уже много столетий томилось под бременем власти тиранов. Кровь и слезы напитали землю. Тяжелые густые туманы по утрам окутывали дома, наполняя их смрадом нескончаемого рабства. Пробуждаясь, люди проклинали день и солнце, ведь только во сне они находили призрачное освобождение от бесконечного кошмара дня.

Здесь, за горами, которые защищали маленький народ от всесилия Империи Зла, в тихой долине постоянно пел ветер. Его голос звучал в тоненьких листочках кустарника, звенел в капельках росы, вздыхал, выпутываясь из длинных трав, влюблено шептал в густых кронах, загадочно скрипел стволами деревьев, сливался с голосами животных, звоном колокольчиков и песнями пастухов.

Этот мир был удивительно красочным. По утрам солнце золотило разноцветные вершины гор: синие, зеленые, желтые, черные и красные. Изумрудный покров трав сливался с голубым небом. Сине-голубые, как сапфиры, бездонные озера отражали небо, и по ним, как корабли, плыли огромные белые облака.

В очертаниях облаков дети этого края видели разных существ: богов, героев и чудовищ. Когда весной дул сильный ветер, облака быстро меняли свою форму, и маленький принц солнечного народа мог часами, не отрываясь, наблюдать за сказочным небесным представлением. Его сердце замирало от мысли, что ни одна сказка на небе никогда не повторится, что никто заранее не знает и не может знать, чем она закончится… Сказки на небе были такими же бесконечными и постоянно новыми, как сама жизнь.

Принцу было десять лет. Он бесконечно любил свою долину, свой народ и облака.

«Куда плывут эти облака? Чей взор они еще радуют, кого зовут за собой? Не стоит ли там, за вершинами такой же мальчик, влюблено смотрящий в небо?» – часто думал он.

Принц помнил, как мама часто говорила ему: «Переходить на ту сторону гор нельзя. Помни, сынок, твой путь только в небо».

Теперь, когда она умерла, когда она сама ушла в небо, скрылась за этими облаками, растаяла в этой синеве, он очень жалел о том, что не спросил ее:  «Почему нельзя, ведь живут же и там люди?!..»

Больше всего солнечный народ любил небо и свободу. Он почитал солнце и звезды, горы и ветер и всегда готов был защищать свою долину. Матери пели детям песни о голубом небе — жилище богов и прародине людей, о солнце, дарящем любовь, жизнь и радость, о горах-великанах, застывших на бессменном дозоре, о мужестве, доблести и чести воинов, защищающих свою Отчизну. Каждому мальчику этого народа мать говорила: — «Тебя ждет твоя война, сынок, вырастай сильным и храбрым».

Каждому поколению маленького солнечного народа приходилось сражаться за свою свободу, за свою жизнь, за свою долину, потому, что каждый новый император делал попытку завоевать непокорную горную страну, находящуюся в самом сердце его владений.

Используя помощь самой природы, маленький народ каждый раз успешно отражал нападения врага. Но проходили десятилетия, и новый тиран снова вспоминал о маленькой долине, и неизъяснимая сила влекла его к ней.

Это так долго тянулось, что почти все уже забыли причину. В Империи говорить на эту тему было опасно, но люди изредка шептались по углам о древнем заклятии, о том, что, завоевав горную страну, император станет всесильным, почти богом, что долина полна несметных богатств и прекрасных дев…

И все же никто точно не знал, почему каждый император рано или поздно начинал страдать от жгучей необъяснимой ненависти к солнечному народу, почему, словно страшный магнит, неизъяснимая фатальная страсть влекла его к обители гор.

Это было действительно похоже на заклятие, ведь каждый поход заканчивался сокрушительным поражением, отпечаток которого окончательно омрачал остаток жизни очередного императора.

 

Императорская династия носила странное имя – Волки. Откуда взялось это имя, уже не помнил никто, но оно точно отражало сущность императорского рода. Даже во внешности императоров проступало что-то волчье. К сожалению, у Волков почти не осталось благородных волчьих черт, одна только безжалостность и свирепость.

 

Сыну Императора было десять лет. И хотя он считался законным наследником трона, Император не любил его и тайно стыдился. У принца совсем не проявлялись фамильные черты. В голубых его глазах не было и капельки свирепости. Он не любил кровавых зрелищ, не стремился победить и унизить своих сверстников, не был жесток со слугами. Странная мягкость характера принца уже начали привлекать внимание подданных, и отец не раз разочарованно и зло упрекал его:

— Ты не Волк, ты не похож на наших предков!

А принц любил то, что ему любить не полагалось. Он любил смотреть на небо и любоваться облаками. Какую-то неясную тоску вызывали в нем эти белые великаны, которые уплывали за горизонт, которые спали на вершинах далеких и загадочных гор…

И еще, он любил свои сны, которые были так не похожи на реальность. Во сне принц не чувствовал себя чужим. Вокруг были люди, которых он ни разу не встречал во дворце. Лица их были приветливы и радостны. Они улыбались и ласково обращались с ним. Во сне он часто видел мальчика, который был очень похож на него. Они разговаривали и игрались. На крылатых лошадях они вместе поднимались в небо и путешествовали между облаками!

Однажды, гуляя в саду, юный принц встретил незнакомца – старика с длинными белыми, как снег, волосами и бородой. Он смотрел на мальчика и улыбался. Глаза его были такими же голубыми, как и у самого принца. Он был похож на людей из его снов. Старец молча наклонил голову в приветствии и подал принцу расшитый золотом мешочек.

В этом мешке не было ничего, кроме небольшого черного полированного каменного диска. Почему-то принц никому не рассказал о своей встрече и странном подарке. Вечером тайком он достал камень, в полированной зеркальной поверхности которого увидел странную и страшную историю…

 

Могущественный император, огнем и мечом объединивший земли и народы всего острова-материка, после окончания последней и наиболее победоносной войны, пригласил в свою столицу всех, кто мог по достоинству оценить его величие.

Гордыня ослепила Императора, и он решил пригласить на торжество легендарного мудреца-отшельника, чье имя уже много столетий произносили благоговейным шепотом.

Даже зная всю силу гнева своего господина, слуги замерли в замешательстве, когда получили приказ отправиться в горы и уговорить мудреца прийти на торжество. Никто из них даже не надеялся на то, что святой отшельник покинет свою пещеру,  но свершилось чудо! Мудрец согласился прервать свое вековое уединение и прибыл в царский дворец.

Император почитал и втайне побаивался святого мудреца, но льстивое славословие гостей опьянило его. И вот, когда гордыня окончательно затмила разум владыки, он надменно сказал мудрецу:

— Я достиг вершины могущества, даже ты, величайший из мудрецов, признал мою мощь.

Старик, глядя прямо в глаза Императора, ответил:

— Ошибаешься, Царь! Ты так долго питался кровью, что твое сердце ослепло! Я вижу печальную судьбу твоего рода и твоего народа. Но всё еще можно изменить. Именно потому я здесь!

Побагровело от гнева лицо Императора. Он вскочил и метнул в старца свой тяжелый посох, но тот, долетев до самой груди мудреца, со звоном упал на мраморный пол дворца.

Наступила тишина, которая оглушила всех. Старец скорбно улыбнулся и медленно подошел к трону. Его рука коснулась груди Императора. Стало темно, сверкнула молния. Рука вошла в грудь так легко, как будто и она, и одежда, и золотые украшения состояли из воздуха. Когда рука мудреца вынырнула из груди, все невольно закричали от ужаса. На ладони лежало, источая потоки нестерпимого света, Сердце Императора! Оно пылало так, будто за тысячи лет впервые освободилось из смрадной темницы.

И вновь прозвучал голос мудреца:

— Это твое сердце! Это сердце всех твоих потомков! Это сердце твоего народа! Ты не достоин его. Среди снежных вершин в сердце твоей страны есть долина. Там живет пастуший народ, который давным-давно покинул вашу страну. Правят этим народом цари, предки которых были и твоими предками. Среди долины стоит одинокий храм. Туда я отнесу твое сердце, Царь. А ты станешь волком, и потомков твоих будут звать Волками! И среди всех наслаждений царской жизни будут твои потомки чувствовать странное томление, пустоту и печаль, горечь и тоску, многие из них будут пытаться залить ее потоками вина и крови, но никогда не пройдет она, пока сердце само не вернется к вам!

Еще звучал приговор мудреца, а тело Царя уже начало покрываться шерстью. Затрещали одежды, зазвенели о мрамор пола тяжелые украшения и меч, и, наконец, царь полностью превратился в волка…

 

Потрясенный принц, еще долго смотрел на зеркальную поверхность камня. Множество беспокойных, мучительных дум роилось в его голове, тайна его рода оглушила его детское сознание, и он не знал, что ему делать с этой тяжестью, так вот сразу свалившейся на его детские плечи. А утром его ждала еще одна страшная новость.

Император решил, наконец, покончить с родовым проклятием. Много лет он готовился, и, наконец, начал войну против последнего островка свободы в сердце его Империи. Ему удалось собрать несметное войско. Созданы новые, невиданные механизмы и орудия. Никогда еще Волки не были так могущественны.

 

Горный народ спокойно воспринял весть об очередной войне. Матери и жены благословляли своих сынов и мужей на подвиг.

— Наш путь только в небо! — спокойно и величественно произнес перед главной битвой Солнечный Царь древний девиз своего народа.

И начался бой… Бесконечный и страшный.

Принц солнечного народа наблюдал за битвой с башни замка, но дым и пыль побоища часто закрывали сражающиеся армии. Только изредка видел он своего отца на коне, то отдающего приказы, то скачущего в самую гущу битвы.

Вечером в царском шатре неожиданно появились воины.

— Горе, нам, Принц! Погиб твой отец! Слишком велика на этот раз сила Императора. Тысячи доблестных воинов, словно трава под косой, падают под ноги наших врагов. Мы пришли, чтобы спасти тебя. Народ гибнет. Мы спрячем тебя в тайной глубокой пещере. Ты останешься, как залог будущего возрождения нашего народа. Так завещал твой отец!

После минутного замешательства, Принц ответил:

— Мама всегда говорила мне: «Тебя еще ждет твоя война, сынок!». Отец учил меня, что после его смерти я стану Царем, а Царь никогда не покидает своего народа!

Он выбежал из шатра, вскочил на коня, вырвал знамя из рук знаменосца и поскакал в самую гущу боя.

Воины, которые пришли сообщить Принцу о смерти отца, поскакали за ним, но уже через несколько минут погоня за Принцем начала превращаться в непреодолимую лавину наступления.

В сердцах воинов запылало новое, ни с чем не сравнимое мужество. Непреодолимая сила повлекла их вперед, на врагов. Они никогда они не боялись смерти, но эта сила бесстрашия не была еще им знакома. Она заполняла сердце упоительным ликованием. Вихрь непостижимой силы подымался из под копыт их лошадей. Они, как смерч, неслись в бой. Они летели за своим Принцем, за новым Царем!

Воины, увидев царевича, останавливались, замирали. Что-то происходило с ними. Обессилевшее тело и устрашенное отчаянием сердце наполнялись новой силой, и вот уже и они неслись вслед за Принцем, сливаясь с остальными воинами, как капля ртути сливается с другими каплями.

— Наш путь только в небо! — пронеслось среди воинов, прозвучало как мелодия, в звоне мечей, среди стонов и криков.

— Царь! С нами царь! — слышали умирающие и их руки тянулись к мечам, чтобы нанести еще один удар по врагу. Раненные забыли о своих ранах и боли, с новой силой сжимали свои мечи, топоры и копья. Быстрее натягивали тетиву лучники, тверже стали их руки и стрелы перестали отклоняться от своей цели.

Грозно загудели горы. Словно руки гигантов, зашевелились ветви деревьев, задрожали их корни, наполняясь невиданной силой. Казалось, что они вырвутся сейчас из земли и ринутся в бой. Чудесным светом наполнились грозовые тучи, серо-голубым сиянием наполнив ужасное поле битвы.

— Царь! Царь! Царь с нами! Наш путь только в небо! — слышалось отовсюду.

Глухой ропот прошел по вражескому стану:

— Что случилось? Откуда у наших врагов новые силы? Почему погибающие, истекающие кровью горцы сражаются лучше, чем здоровые воины императора?!! Они совсем не знают страха смерти!!! Почему ветер понес пыль в глаза воинов императора?! Почему солнце теперь так слепит их глаза?!! Почему земля уходит из под наших ног?!!!

И дрогнули враги! Уже торжествующие. Уже уверенные в своей победе…

 

Юный Принц, сын Императора с ужасом смотрел на поле битвы, на триумф войск его отца. Не порадовала, а ужаснула его гибель вражеского царя. Не знал он и как ему реагировать на неожиданную перемену в стане горного народа. Но вот он увидел того, кто был причиной этой перемены. Он увидел Принца, нового Царя во главе наступающих войск.

Что же это такое!!! Почему Царевич, ведущий врагов, так похож на мальчика из его снов?!! На того, кого он так любил, на того, с кем носились они на крылатых конях среди беспредельных небес!!!

В это время Император вложил в арбалет заколдованную стрелу, такую же стрелу, какая убила царя горного народа и, казалось, предрешила исход битвы.

— Нет!!! – бросился к отцу Принц, защищая свою мечту. Стрела вонзилась в сердце наследника трона, и дикий вопль Императора на мгновение заглушил грохот битвы…

***

Поседевший в один день, весь в пыли и крови, растеряв оружие, войско, всю веру в себя и даже желание жить, брел Император среди мертвых тел своих воинов. Ураган битвы снес его шатер, погибли почти все его воины и слуги, сам он каким-то чудом уцелел в битве. Казалось, какая-то роковая сила сохранила ему жизнь, чтобы он смог пережить всю горечь и унижение поражения. Теперь на дымящемся поле битвы воины-горцы обходили его стороной, будто кто-то дал им приказ не трогать разгромленного Императора, который искал тело своего сына.

Какие-то неожиданные звуки привлекли внимание Императора. Он поднял глаза, и увидел, что навстречу ему идет мальчик в царском венце. Воины, которые шли за Царем, несли два мертвых тела. И увидел Император, что на щитах рядом с мертвым вражеским царем лежит его сын!!!

Но еще большее смятение охватило Императора, когда венценосный мальчик повернулся, и их глаза встретились! О, эти такие знакомые голубые глаза!!! Любимые и такие ненавистные глаза его сына!!!

А из-за головы юного Царя медленно поднималось солнце. Оно сияло как-то по особенному, в нем было что-то чудесное и не сразу император понял, что настоящее солнце светило ему в спину и лучи его поблекли от лучей этого второго, нового солнца.

И в лучах этого чудо-солнца Император вспомнил то, что столько лет пытался забыть, то, что когда-то увидел в черном полированном камне. И камень, который он разбил. И свой приказ найти и казнить того, кто принес ему камень!

Он столько лет старательно прял завесу своего забытья. Но Сердце-солнце, безжалостно разорвало ее. Он вспомнил все!!! Все!!! Казни, стоны в тюрьмах, слезы матерей, глаза сирот…

И упал он на колени. И закричал по-звериному, завыл, как волк. Он ощущал, как грудь его разрывается, как плавятся и доспехи, как Солнце-сердце опускается ниже и ниже, как оно входит в его грудь.

Нечеловеческая радость и нечеловеческое страдание слились в едином вопле, когда сердце, наконец-то, вернулось!!!

***

Возвращение Императора в столицу повергло всех в необычайное уныние. Вместе с Императором, который изменился до неузнаваемости, пришла только горсточка оставшихся в живых слуг и воинов. Никто из них не мог толком рассказать о том, что же произошло. Всех угнетала какая-то страшная тайна.

Неизвестность – почва для паники. Кто-то уверял, что скоро появятся войска врагов. Кто-то говорил о невиданных чудовищах. Кто-то – об эпидемии…

Апофеоз растерянности и смятения у жителей столицы наступил тогда, когда Император собрал всех вельмож на центральной площади и отрекся от власти в пользу малолетнего Царя солнечного народа.

Никто не мог поверить в то, что произошло. Слова Императора о каком-то утерянном и вернувшемся сердце, были восприняты как бред. Только остатки страха перед свирепыми Волками удержали вельмож и народ от бунта. Но в тот же вечер в умах многих начали вызревать планы свержения Императора. Плелись интриги, то возникали, то распадались группы заговорщиков. И когда объявили, что Император умер, никто уже не сомневался, что его либо отравили, либо задушили придворные.

Желающих стать новым Императором было несколько. На долгие годы страна погрузилась в конвульсии усобицы. Кровь лилась потоками, пустели целые деревни и города. Люди с ностальгией вспоминали о былом могуществе Империи.

Но всё чаще рождались необычные дети с голубыми глазами, дети, которые как-то по-особенному улыбались солнцу и будущему, которое, как всем казалось, не предвещало ничего хорошего…

 

mid_76906_7501

 

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий


пять × 3 =